четверг, 23 января 2014 г.

Лариса Кашук. "MEMORY ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА".

" Нет более благородной женщины, которая оставила отпечаток своего облика на кровавых страницах русской истории».

Когда я впервые попала в Грабаревские мастерские , я понятия не имела, что они располагались на территории Марфо-Мариинской обители, основанной великой княгиней Елизаветой Федоровной. Той самой Елизаветой Федоровной, которая основала и детский приют на Петровско-Разумовском проезде, где спустя сорок лет родилась я. Затем я вспомнила о Елизавете Федоровне в Архангельском, так как ее имение Ильинское находилась рядом , и она дружила с Юсуповыми. И вот в третий раз я сталкиваюсь с ней в Марфо-Мариинской обители. Осматривая Покровский собор, в котором располагался отдел икон Грабаревских мастерских, я по каменным ступенькам спускаюсь в подвал и обнаруживаю там склеп, который был приготовлен специально для Елизаветы Федоровны. Здесь по завещанию она просила себя захоронить. Но склеп так и остался пустым. И никто мне не рассказал тогда в 1967 году, где же все-таки была похоронена Елизавета Федоровна.
Спустя 20 лет , в 1990 году я попадаю в Иерусалим. Нас везут в Гефсиманию , где был возведен русской императорской семьей храм Марии Магдалины в честь императрицы Марии Александровны. Тогда на освящении храма, куда приехал сыновья Марии Александровны, Елизавета Федоровна воскликнула " Как бы я хотела быть похороненной в этом храме". И вот спустя 70 лет , настоятельница, которая любезно нам все показывала, вдруг указала на два саркофага, которые стояли по сторонам алтаря, сказав, что в одном лежат останки великой княгини Елизаветы Федоровны, а в другом ее келейницы Варвары. Мы были потрясены. Ведь Елизавету Федоровну расстреляли в Сибири, в Алапаевске. Как же ее останки оказались в Иерусалиме? Оказывается гроб с останками вывезли из Сибири в 1920 году через Шанхай. Вот так для меня замкнулся круг, связанный с великой княгиней Елизаветой Федоровной. Этот путь , длиною в 50 лет , начался в Москве в 1941 году и завершился в Иерусалиме в 1990 году.
Так, кем же все-таки была великая княгиня Елизавета Федоровна, которая сопровождала меня в течении всей жизни.?

В 1884 году великий князь Сергей Александрович, младший брат императора Александра III, женился на немецкой принцессе Елизавете Гессен-Дармштадтской, внучке английской королевы Виктории. В России принцесса при крещении получила имя Елизаветы Федоровны. Елизавета Федоровна была также старшей сестрой Александры Федоровны, ставшей впоследствие женой Николая II и соответственно русской императрицей. Елизавета Федоровна была молода, умна и красива той редкой одухотворенной красотой, которая поражала всех современников.
Великий князь Константин Константинович, встречал невесту вместе с царской семьей в Петергофе: " Троица. 27 мая В Петергофе недолго пришлось ждать на станции. Скоро подошел поезд невесты. Она показалась рядом с императрицей и нас словно солнцем ослепило. Давно я не видывал подобной красоты. Она шла скромно, застенчиво, как сон, как мечта".
Вскоре князь Константин Константинович, который был прекрасным поэтом, посвящает Елизавете Федоровне чудное стихотворение:
Я на тебя гляжу, любуюсь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих глазах таится глубина;
Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть не земле ничто средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту,
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту

Если великий князь Сергей Александрович у многих вызывал неприятие своим высокомерием, то его жена Елизавета Федоровна вызывала всеобщий восторг. Вот какую характеристику этой паре дал великий князь Александр Михайлович, будущий тесть Феликса Юсупова : «Совершенно невежественный в вопросах внутреннего управления, Великий Князь Сергей был тем не менее Московским генерал-губернатором, пост, который мог бы быть вверен лишь государственному деятелю очень большого опыта. Упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, точно бросая в лицо всем вызов и давая, таким образом, врагам богатую пищу для клеветы и злословия.
Как бы для того, чтобы еще более подчеркнуть свою неприятную личность, он женился на старшей сестре Государыни Великой Княгине Елисавете Федоровне. Трудно было придумать больший контраст, чем между этими, двумя супругами!

Редкая красота, замечательный ум, тонкий юмор, ангельское терпение, благородное сердце — таковы были добродетели этой удивительной женщины. Было больно, что женщина ее качеств связала свою судьбу с таким человеком, как дядя Сергей. С того момента, как она, прибыла в С. Петербург из родного Гессен-Дармштадта, все влюбились в «тетю Эллу».
Проведя вечер в ее обществе и вспоминая ее глаза, цвет лица, смех, ее способность создавать вокруг себя уют, мы приходили в отчаяние при мысли о ее близкой помолвке. Я отдал бы десять лет жизни, чтобы она не вошла в церковь к венцу об руку с высокомерным Сергеем. Мне было приятно думать о себе, как о ее «cavaliere servente», и я презирал снисходительную манеру Сергея обращаться к «тете Элле», преувеличенно грассируя по-петербургски и называя ее «мое дитя».
Слишком гордая, чтобы жаловаться, она прожила с ним около двадцати лет".

Когда в 1891 года великий князь стал генерал-губернатором Москвы , Елизавета Федоровна вместе с мужем переезжает из Петербурга в Москву.В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие. Много занималась благотворительностью: посещала больницы, тюрьмы, детские приюты. Своей жесткой политикой и высокомерностью новый генерал-губернатор вызывал всеобщее неприятие. После восстаний 1905 года народовольцы выбирают его своей мишенью, устроив несколько террактов. В 1905 году великий князь Сергей Александрович погиб от бомбы, брошенной под его карету эсером-боевиком Иваном Каляев. После его смерти великая княгиня Елизавета Федоровна распродает свои драгоценности, отдает дворец в Петербурге своему племяннику Дмитрию Павловичу и основывает в Москве на свои средства Марфо-Мариинскую обитель. После четырехлетнего траура 10 февраля 1909 года Великая княгиня не вернулась к светской жизни, а облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия, и собрав семнадцать сестер основанной ею Марфо-Мариинской обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих.»
О пострижении Елизаветы Федоровны в монахини Феликс Юсупов писал : « Но и тут нашлись у нее критики. Иные уверяли даже, что, бросив дворец и раздав все бедным, сестра императрицы уронила императорское достоинство. Императрица и сама склонялась к сему мненью. Сестры не ладили. Обе они обратились в православие и были набожны, каждая, однако, по-своему. Императрица искала торных путей и заплутала в мистицизме. Великая княгиня пошла прямым и истинным путем любви и состраданья. Верила она просто, как дитя. Но главным предметом их неладов была слепая вера царицы в Распутина. Великая княгиня видела в нем самозванца и орудие сатаны и сестре о том говорила прямо. Сношения их стали реже и, наконец, прекратились совершенно».
Елизавета Федоровна полностью отдалась работе в Марфо-Мариинской обители. Архитектором Щусевым в обители был возведен Покровский храм. Для росписи храма фресками Елизавета Федоровна пригласила художника Нестерова, которому помогал его ученик П.Корин. На территории обители была построена больница, открыта аптека для бедных. Во время войны княгиня комплектовала санитарные поезда. Одним из главных мест бедности, которому великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Многие были обязаны ей своим спасением

После Февральской революции, летом 1917 года, к Великой Княгине приехал шведский министр, который, по поручения кайзера Вильгельма, должен был уговорить ее уехать из все более неспокойной России. Поблагодарив министра за заботу, Великая княгиня сказала, что не может оставить свою обитель и вверенных ей Богом сестер и больных и что она решила твердо остаться в России.
Великую княгиню Елизавету Федоровну арестовали в апреле 1918 году. В этот день святейший патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель и отслужил там Божественную Литургию. Почти сразу после его отъезда за настоятельницей приехала машина с комиссаром и латышскими стрелками. На сборы дали тридцать минут. В сопровождении сестёр
Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой матушка отправилась в ссылку.
Заключенных на поезде отвезли на Урал — в городок Алапаевск. Вместе с настоятельницей Марфо-Мариинской обители и сестрами отправили великого князя Сергея Михайловича, его секретаря Федора Ремеза, трех братьев — Иоанна, Константина и Игоря; князя Владимира Палея. Сестер Варвару и Екатерину хотели отпустить, но инокиня Варвара пожелала разделить крест с великой княгиней.

18 июня 1918 года, на другой день после убийства царской семьи, в Алапаевске было продолжено истребление членов императорской семьи.
Великокняжеских узников отвезли на заброшенный железный рудник в 18 км от Алапаевска, избивали прикладами и живыми сбрасывали в шахту. Первой столкнули в яму великую княгиню. Елизавета Федоровна упала не на дно шахты, а на выступ, находившийся на глубине 15 метров. Она не погибла сразу, поддерживала других заживо погребенных в их смертный час, пела молитвы.

Когда Белая армия заняла Алапаевск и началось расследование убийства великих князей, рядом с Елизаветой Федоровной, нашли тело Иоанна Константиновича с перевязанной головой. С тяжелейшими переломами и ушибами, она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего.
Усилиями Белой армии и родственников великой княгини гробы с мощами Елизаветы Федоровны и ее келейницы Варвары в 1921 году были доставлены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, согласно желанию Великой княгини Елизаветы.

Уже в эмиграции великий князь Александр Михайлович, отдавая дань памяти Елизавете Федоровне ,как бы провидя будущее, писал :" Ее последовавший вслед за тем уход в монастырь, ее героические, хотя и безуспешные попытки руководить Царицей, и, наконец, ее мученичество в плену большевиков — все это дает достаточно оснований, чтобы причислить Великую Княгиню Елизавету Федоровну к лику святых. Нет более благородной женщины, которая оставила отпечаток своего облика на кровавых страницах русской истории». 

Комментариев нет:

Отправить комментарий