понедельник, 13 января 2014 г.

Александр Мецгер. "ПРОЩАНИЕ С ДЕТСТВОМ".

Многие считают, что одиночество, это когда остаёшься один. Но есть и другое одиночество: это когда вокруг тебя находятся люди, а тебе не с кем даже поделиться о своём наболевшем, вспомнить прошлое. Такое одиночество испытал Сергей Сергеевич Одинцов, когда умерла жена. Он всё чаще стал вспоминать своё детство, школу и друзей. Каждую ночь ему снился двор, в котором он прожил лучшие свои годы. Своим снами Одинцов поделился с дочкой.
- Съездил бы на родину в рождество,- предложила она,- может на душе легче станет.
Сергей Сергеевич недолго собирался. Уже на следующий день он со спортивной сумкой ехал на автобусе в родной город. Сердце учащённо билось, и мысль не давала покоя: встретит ли он кого - нибудь из старых друзей, узнает ли кого?
Вокзал изменился до неузнаваемости. Огромное новое здание с большими окнами, суета возле касс и столпотворение - угнетающе действовали на Сергея Сергеевича.
- Всё изменилось,- с горечью подумал он,- куда теперь ехать? Он даже не помнил номер автобуса.
Выйдя из здания вокзала, Одинцов остановился на автобусной остановке. К его удивлению, к нему подъехал старенький ЛАЗ и остановился. Двери открылись, и какая-то неведомая сила подтолкнула его в салон.
Окна были покрыты изморозью, и в салоне царил полумрак. Присев, Сергей Сергеевич огляделся. Сзади сидела старушка с кирзовой сумкой в руках. Такой сумки Одинцов не видел уже более тридцати лет.
Ещё несколько пожилых людей сидели на заднем сиденье.
Вдруг автобус остановился. Старушка оказалась контролёром.
- Вам выходить,- сообщила она Одинцову. Возьмите билет и не опоздайте на последний рейс.
В замешательстве Сергей Сергеевич взял билет и вышел. Автобус уехал, а Одинцов остался стоять на заснеженной остановке.
Было такое впечатление, что он не уезжал никогда. Те же здания и даже деревья, как будто застыли в ожидании, когда он вернётся. Мимо проехал автомобиль. За ним ещё несколько. Только сейчас Одинцов пришёл в себя.
Он быстро двинулся в сторону дома, где прошло его детство.
Идти предстояла мимо многоэтажки, потом парка и детской площадки.
Сергей Сергеевич стал вспоминать: здесь, на углу, стояла бочка с квасом. Детвора выпрашивали у родителей мелочь, чтобы за три копейки купить стакан кваса. Самые богатые могли позволить себе мороженое за тринадцать копеек. Проходя через парк, Одинцов узнавал места, где играл с ребятами в войнушку, с пистолетами и автоматами, вырезанными из дерева.
Позже они играли на этой поляне в футбол резиновым мячом. Каждая улица собирала свою дворовую команду. Это было почётно – попасть в такую команду. Пройдя парк, Сергей Сергеевич вышел к детской площадке. Снова сердце защемило. Эту площадку он строил со своими друзьями. Теннисный стол, турник, грибок, песочница – каждая мелочь всплывала в памяти. Здесь они проводили вечерами время. Здесь он учился играть на гитаре.
Знакомый проулок, где жил его друг и дальше дом с коммунальными квартирами, в котором прошло детство Сергея.
Одинцов хотел войти во двор, но сила, которая подтолкнула его в автобус, теперь не пускала. Вдруг из двора выбежала детвора и, смеясь, стали кидать снежки. Что-то очень знакомое было в этих детях, но рассмотреть детали Сергей Сергеевич не смог.
Тяжело вздохнув, он стал вспоминать, как пошёл в первый класс с бабушкой за руку. В новой школьной форме, Сергей гордо нёс портфель, и ему казалось, что все вокруг обращают на него внимание. По знакомой дорожке, Одинцов двинулся в сторону школы. Всего три квартала, а казалось, что он шёл несколько лет. Каждый двор напоминал ему, о каком - нибудь приключении.
За тем двором они воровали яблоки, в следующем - жил его одноклассник. И так воспоминания провожали Сергея Сергеевича до самой школы.
Чем ближе он подходил, тем сильнее сжималось сердце. Дышать становилось всё трудней.
Школьный двор, в котором они играли в «красное и белое», здесь проходил урок физкультуры. Дальше одноэтажное здание начальной школы. Ступеньки, на которых не одно поколение учащихся сфотографировалось.
У Сергея Сергеевича тоже хранилась эта фотка. Здесь училась девочка – первая его любовь, воспоминания о которой и сейчас волновало его сердце.
Какая-то невидимая сила вновь повела Одинцова. Старый летний кинотеатр, куда они перелазили через стену, чтобы посмотреть индийское кино. Позже он сам крутил фильмы здесь на стареньком кинопроекторе «Украина». Все ребята тогда завидовали ему, ведь Сергей мог достать обрезанные кадры с плёнок. Плёнки тогда часто рвались, и пока киномеханик их склеивал, из зала доносились свист и крики: «Сапожник!»
Пройдя кинотеатр, Сергей Сергеевич вышел к пивнушке. Так тогда называли места, где торговали разливным пивом. Пивные кружки, на тот момент, были на вес золота. Огромные очереди выстраивались в этом месте в ожидании, когда они освободятся. Запах от таких пивнушек распространялся на целый квартал.
Вот и железнодорожный мост. Одинцов помнил, как его начинали строить. Тогда сюда привозили землю с мест, где проходили бои во время войны. Ребята, полные пазухи, набирали патронов, чтобы потом бросать их в костёр.
Хорошо, что милиция вовремя кинулась, и обошлось без жертв.
Вот и училище, прозванное «бурсой», в котором он учился. Здесь ученикам давали бесплатное обмундирование и трижды кормили. Для того времени это было большим подспорьем многим семьям.
За мостом располагались многоэтажки, где уже повзрослевший Сергей Сергеевич гулял с новыми друзьями. Здесь он впервые попробовал вино.
Вдруг Одинцов увидел, как из одного из домов выходит парень. Он пригляделся и узнал Сашку Коваля. Тот совсем не изменился, такой же черноволосый и молодой.
- Коваль, Сашка!- крикнул Одинцов.
Парень обернулся и приветливо замахал рукой. Сергей Сергеевич не мог поверить. Он бросился обнимать старого друга.
- Ты совсем не изменился,- взволнованно проговорил Одинцов,- как это возможно?
- Да, ты тоже не сильно изменился,- улыбнулся Сашка,- рассказывай, как ты?
Сергей Сергеевич вкратце пересказал свою жизнь и всполошился:
- А, как ты? Как Люба?
С Любой Одинцов познакомил Коваля, когда они учились в «бурсе». Когда-то это была его девушка. Но при первом же знакомстве Люба предпочла Сашку. С тех пор они не расставались.
Коваль повёл Сергея Сергеевича домой. На пороге их встретила Люба. Она была удивлена приходом Одинцова. В комнате ничего не изменилось с тех пор, как Сергей Сергеевич был здесь в последний раз. В другой комнате был слышен детский смех.
- У меня дочка и сын,- с гордостью заявил Коваль.
- У нас,- поправила его Люба.
Одинцову так не хотелось уходить, но он чувствовал, что пора и честь знать.
Друзья обнялись на прощание, и с тяжёлым сердцем Сергей Сергеевич вышел на улицу. Пройдя несколько метров, он остановился.
- Куда теперь идти?- думал он,- где та остановка, на которой меня высадили?
Сзади послышался шум останавливающегося транспорта. Одинцов оглянулся. Знакомый автобус стоял с открытой дверью, словно приглашая его войти.
В автобусе Сергей Сергеевич увидел знакомую старушку. Он отдал ей билет и сел к окну.
- Что это было?- думал Одинцов,- словно я вернулся в своё детство.
Пока он сидел в задумчивости, автобус привёз его на вокзал, к месту, откуда забрал несколько часов назад. ЛАЗ так же внезапно исчез, как и появился.
Одинцов одиноко стоял в не знакомом месте. Здесь всё изменилось: новые многоэтажки, широкая автострада…
- Я увидел то, что хотел увидеть,- подумал Сергей Сергеевич,- если бы я увидел то, что есть на самом деле, то это принесло бы мне боль и разочарование. Пора отправляться домой.
Одинцов двинулся в сторону вокзала. Какое-то неудовлетворённое чувство не покидало его. Он всё увидел, но хотелось узнать, что же произошло с его друзьями, где сейчас они?
Лишь только Сергей Сергеевич переступил порог вокзала, как остановился, как вкопанный. В кресле он увидел женщину, она, как две капли воды, была похожа на мать девочки, с которой его связывала многолетняя настоящая дружба. Только ей он раскрывал свои сердечные секреты. Она была ему, как старшая сестра, хотя и была моложе на два года. Сергей Сергеевич, смущаясь, приблизился к женщине. Незнакомка распахнула огромные глаза и посмотрела на Одинцова.
- Простите, вы не Климова?- чуть не запинаясь, спросил он.
Удивление промелькнуло в глазах женщины.
- Это моя девичья фамилия,- ответила она.
Сергей Сергеевич словно прозрел: «Конечно, это была Татьяна. Не могла её мать сейчас так выглядеть, через столько лет».
- Таня, я Сергей Одинцов,- воскликнул он.
Удивление в глазах Татьяны переросло в радость. Она вскочила, и они обнялись.
Почти час они расспрашивали друг друга о близких знакомых и одноклассниках, и не могли наговориться.
- Ты не поверишь,- стал рассказывать Одинцов,- встретил Коваля. Он совсем не изменился. Был у него дома в гостях.
Татьяна удивлённо посмотрела на старого приятеля.
- Ты не знал?- спросила она.
- О чём?- не понял Одинцов.
- Несколько лет назад в его доме произошёл пожар,- стала рассказывать Татьяна,- он и вся его семья сгорела.
- Как же так?- удивился Сергей Сергеевич,- я всего пару часов назад с ним разговаривал.
Татьяна, молча, пожала плечами.
В этот момент к ним подошёл высокий солидный мужчина.
- Серёжа, познакомься с моим мужем,- представила она мужчину.
Одинцов встал, и они крепко пожали друг другу руки.
Когда Татьяна удалилась, Одинцов понял, что это была последняя ниточка, которая связывала его с детством. Теперь она была оборвана.

Комментариев нет:

Отправить комментарий