четверг, 23 января 2014 г.

Асия Музафарова. РАССКАЗ.

Её звали Таня, Алина, Алиса или Василиса, Ася - выбирайте, какое угодно из моих любимых, всё равно рассказ обо мне, той далёкой и глупой девчонке неопределённого возраста.
После поступления в 1999 году в литературный институт, выяснилось, что денег на обучение не будет. Я уехала в Прагу, где посчастливилось прочувствовать все прелести рабского труда у родного брата папы. Самые яркие впечатления из моей гастарбайторской жизни заключались в круглосуточной уборке гостиницы и ночной перекантовке  в спичечном коробке подсобки, куда вмещалась узкая, но удобная кровать,  в окружении хими.средств, сушилок- стиралок в соседних комнатах. Окна моей скромной спальни, до сих пор вспоминаю с умилением, выходили на католическое кладбище.
 Дядя был очень деловой человек, предприимчивой до тошноты. Так   как гостиничный бизнес  только набирал обороты, то старался экономить на всем, поэтому позволить  содержать обслуживающий персонал  не мог - всё делал сам, а когда в  западне появилась скромная племянница, с радостью переложил большую часть обязанностей на  Изауру с литературным уклоном ,  сам же счастливый и спокойный уходил с вечера играть в казино.  А вы как думали? -  клиенты могли придти в любое время дня и ночи, так что наша чудесная Вася придумала удивительно действенный способ круглосуточного бодрствования,  потихонечку начала уничтожать алкогольные запасы дяди: как только ей хотелось спать - стряпала себе мудреные котельчики и под лёгким шофе бдила на посту. Здравствуй начальная стадия алкоголизма!
 Да  вы не подумайте, что дядя зверь какой-то - просто любил очень деньги, ради этого собственно и жил, а зато воспитал замечательную дочь, Сильва сейчас по-моему где-то в посольстве работает...  Как-то мы все же добрались до дома, у дяди дом в пригороде,   в Праге - работа. Сильва  очень обрадовалась, когда-то мы даже переписывались - после развала СССР, она перестала писать на русском, а на английском мне было трудно раскрывать душу, по другому же смысла не имело. Сидя в какой-то кафушке под названием Склеп (в переводе с чешского вего-то подвальчик, погреб),  в чём я увидела страшное предзнаменование, разумеется, на ломанном английском и покалеченном чешском наплакалась в желётку кузины вволю, рассказала как папаша  измывается: выдаёт по сигаретке в сутки, требует всем говорить, что  отдыхаю в отеле, даже если видят  каждое утро с мешком мусора (размером с меня, между прочим), это  больше всего огорчало и  смешило..До моего фартового появления в дядиной жизни, почему фартового - дольше всех продержалась на ответственном посту...так вот  до появления - дядя проворачивал чудесную схемку на выживание[] - новоиспеченные помощницы до того были вымотаны непосильным трудом, что дольше трех дней никто не выдерживал, причем уносили ноги, разумеется,  не получая даже самой минимальной оплаты, таким образом поднимался дядюшкин бизнес, а тут меня нелегкая занесла - главное приехала в гости, ну за одно и родственнику помочь. Помогла - общались мы с ним на смеси чешского с английским, так что любимые его фразы при воспитании нерадивой племянницы навсегда запечатлелись в памяти. Например, показывая на голову, он говорил: use computer, а выдавая вожделенную заработанную за прошлый день, так сказать авансом, сигаретку, во время завтрака, намазывая слойку с сыром(ежеутренний ритуал, как это можно есть?) мёдом, приговаривал: ty jak dcera. До сих пор не могу понять: неужели мой любимый дядюшка, который приезжал к нам в гости, ещё в СССР - привозил подарки, тряпки и прочую ерунду (жувачки), неужели он так изменился? Когда? Как такое может случится буквально за каких-то 7 лет, как вообще все люди изменились: мгновенно предав идеи гуманизма, проще: человеколюбия и взаимоуважения?
Как-то за обедом дядя предложил мне сделать общанку, то есть оформить разрешение на проживание - тут я взбрыкнула всеми конечностями, заявив, мол, где же обещанное оформление на работу? Что же это за проживание без официального места работы, вот возьму и пойду в полицию...короче дядя струхнул порядочно, а я сбежала, не получив обещанных денег на учёбу, которую он, надо сказать, постоянно высмеивал и принижал в моих глазах, а русских, коими для него являлись все бывшие советские, презрительно величал - свиньями.

Домой приехала с пустыми карманами и сумками, но счастливая до безобразия. Через какое-то время, проработав в "НИИ Биотехники" сторожем (романтика ещё та), слиняла во ВГИК - демонстратором пластических поз, модель или профессионально - натура. Тут нельзя было себя не почувствовать, как рыба в воде: кругом приятные умные люди, талантливые педагоги, платили прилично, к тому же - решила поступать к Граматикову, собиралась придти на прослушивание в постановочном костюме дамы 19-го века. Вообще мне очень нравилось видеть себя глазами начинающих художников, у некоторых получалось...очень даже приличные работы, самые лучшие забирали в запасники. Представляю, сколько разных меня пылятся в фондах ВГИКа, Суриковки и прочих школах. Однажды Епишин, царствие ему небесное, сделал страшную и мистическую для меня постановку: на подиуме сидела в черно-белом плаще домино, на коленях лежала безликая маска, на которую смотрю не отрываясь, ещё дикий стишок написался про пустоту...
От мечты вернуться в Лит уже отказалась, студентам с упоением рассказывала, как меня вырубило напрочь после обсуждения, просто перестались сочиняться - и всё, читала им свои старые, пела песни, короче жутко бедолаг напрягала, в ответ всегда слышала только комплименты, благодарности за живость характера и открытый нрав. Некоторым позировала бесплатно, за это разрешали слушать радио на занятиях. Лафа!
Не знаю сколько бы ещё так проработала, если бы ни один случай. Замирать в одном положении на 45 минут практически невозможно, правда, в первый раз-таки умудрилась, в позе нога на ногу, после чего училась ходить заново, вообще-то позы можно и нужно менять, если на данном этапе никто не пишет, предположим, руку, голову...Студенты сами говорят: Вась, можешь руку пока отпустить, или, - гуляй час, мы драпировку пишем. Относились все с уважением, обращались по имени, как и просила, чувствовала себя равной - мы же творцы.
На втором курсе появилась одна, которая видела во мне, как минимум, грушу из папье-маше, относилась словно к своей вещи: дергала руки, поправляла что ей надо, как будто меня нет. Пелена с глаз упала, я - какой-то натюрморт, горшок в драпировке..Очередной раз обращаясь в пустоту, она холодно произнесла: влево чуть сдвиньтесь... тут у меня случился чуть ли не припадок: вскипела, вскочив с подиума, разразилась обличительной тирадой, собираясь уйти... Всё обошлось для студентов благополучно - картину не сорвала, отработала до финала, студентка передо мной извинилась. Но...
За одно мгновение я осознала, все эти романтические представления - фикция, чушь, пустота, я просто пустой горшок в поисках чего-то настоящего.
Закончив Литературный институт, печатая глупые рассказы в своем блоге, ни на минуту не покидает моё пугающее открытие. Что же изменилось за эти годы? А может и правда use computer?

Совсем забыла: будете в Праге - предавайте дядюшке привет, отель называется:  "Истина". Так что для меня она открылась вовсе не в in vina.

Комментариев нет:

Отправить комментарий