четверг, 23 января 2014 г.

Екатерина Асмус. "МАДАМ ПРЕТО".

     В огромном доме мадам Прето с этажа на этаж нужно перемещаться в лифте! А управляет им добрый пожилой дяденька в специальной нарядной одежде. Просторный, отделанный деревом и украшенный зеркалами лифт содержит в себе прелестные красные бархатные диванчики! Аська впервые видит такую диковину. В Ленинграде, чтобы попасть к себе в квартиру, нужно взбираться пешком на пятый этаж. Правда, у бабушкиной сестры, тети Лики, есть лифт, но совсем другой! Он крошечный – с трудом помещаются двое, очень вонючий и страшно-престрашно скрипит. Аська  всегда боялась того лифта – после него ей снились кошмары: будто бы кабинка срывается и падает, и она, Аська, летит, запертая в этой каморке, в темноту, в никуда, в никуда... Просыпалась после этого сна, дрожа от страха и в слезах. Но в доме мадам Прето лифт совсем не такой! На полу у него толстый красный – в тон диванчикам - ковер, и пахнет потрясающе. Пока поднимаешься, можно посидеть и послушать ласковое подшучивание лифтера. Вот он останавливает лифт, открывает красивую узорчатую решетку-дверь и выпускает тебя в столовую, завтракать.
     - Бон аппетит! - говорит он вслед и улетает вниз, на первый этаж.
     За большим, накрытым белоснежной скатертью столом, уже сидят и улыбаются мадам Прето и ее муж Франсуа. Они - полная противоположность друг другу внешне, но абсолютно согласны друг с другом во всем. Мадам - кругленькая, маленькая, очень молодящаяся пожилая дама с внушительным бюстом и крошечными ножками. Одета она всегда в умопомрачительные кружевные, парчовые, газовые платья, декольтированные самым пикантным образом со всех сторон. Идеальной формы, розовые с перламутром ногти (предмет особой зависти: у Аськи ногти вечно обгрызены, а под ними - черная каёмочка, как ни отмывай!). Величественная прическа (прямо с  раннего утра!)  и, конечно - туфельки - бисерные, шелковые, расшитые цветами, золотые, серебряные -  мадам меняет их по нескольку раз в день, вместе с платьями. Аська называет их «Золушкины туфельки», а мамочка почему-то смеется над нарядами мадам Прето, говорит, они вычурные и безвкусные.
     Муж мадам, Франсуа, тоже одет с иголочки. Высокий, подтянутый, темные волосы с проседью гладко зачесаны, всегда в безукоризненной белой рубашке и при костюме -  утром в светлом, а вечером в темном. У пожилой пары нет детей. Они поглощены собой и постоянно делают друг другу подарки: кругосветное путешествие, украшения, новшества для дома или просто милые пустячки. Они обожают вечеринки, приемы и разъезды, вот почему мадам Прето охотно приглашает малышку-Аську погостить несколько дней: это лишний повод вновь объехать всех знакомых вместе с девочкой.
   За завтраком мадам Прето не умолкает ни на минуту: рассказывает, как вчера ездила по магазинам, что видела и что купила. Франсуа и Аська слушают ее веселую болтовню и улыбаются. Тихие слуги подают свежайшие круассаны, масло, джем, кофе со сливками (традиционный французский завтрак) - и непременно, специально для Аськи - вкуснейшие пирожные. Сверкает серебро кофейника, скачут веселые солнечные зайчата визгибах маленьких ложечек, белоснежные полотняные салфетки укутывают тонкий французский батон - «багет» - с невыносимо аппетитной и румяной хрустящей корочкой. Фарфоровые, нежно-розовые чашечки так тонки, что буквально просвечивают насквозь, Аська все время боится раздавить какую-нибудь из них пухлыми неловкими ручками. Свет из огромных блестящих окон заливает столовую, в углу которой величественно возвышается резной дубовый буфет, сверкающий начищенными бронзовыми ручками и намытыми цветными стеклышками. Подобный, кстати, стоит у Аськи дома в ленинградской коммуналке, и она ощущает некое радостное единение с гостеприимными хозяевами от обладания схожими предметами. После завтрака выходят на балкон - Франсуа курит тоненькие светлые сигары, мадам Прето без умолку болтает, а Аська смотрит вниз, на ухоженный сад с прудами, мостиками и дорожками. В этот час уже трудятся садовники - подстригают кусты.
    - В новом сезоне модны геометрические фигуры, - комментирует их действия мадам Прето.
     И тут же рассказывает про своего знакомого, который приказал весь свой сад превратить в подобие громадной шахматной доски с фигурами – она предлагает поехать и посмотреть, что получилось. Франсуа благосклонно кивает, глядя на дымок своей сигары. Он никогда не спорит с женой. А мамочка говорит: «Было бы глупо спорить с миллионом долларов!» Дело в том, что мадам Прето - несметная богачка. А Франсуа – всего лишь ее муж. Так говорят взрослые, но Аське не очень понятно, что это значит. Дома, в Ленинграде, все деньги, которые мама и папа  приносят с работы, пердаются бабушке «на хозяйство». А уж она потом распределяет, на что и как их нужно потратить. На все праздники, на подарки и отпуск деньги откладываются отдельно. А если начать что-нибудь выпрашивать в магазине, неизменно услышишь:»"Сейчас купить не могу. У нас мало денег». Хорошо когда много денег! Как у мадам Прето. Поэтому с ней здорово ходить по магазинам - она никогда не отказывает ни в чем. Вот и сегодня без споров покупает Аське огромного надувного розового зайца. И пушистого плюшевого медведя. И новую спальню - в домик для кукол. А себе - шикарное, переливающееся радугой бриллиантовое колье. Мадам - желанный посетитель везде. Стоит только посмотреть, как суетятся продавцы и официанты при ее появлении.
       Обедать намечено в итальянском ресторане. Аська хочет пиццу, но  мадам настаивает: «Полезнее для ребенка – «паста». Когда приносят заказ, Аська разочарована: обыкновенные макароны с соусом! Дома, в Ленинграде, макароны едят почти каждый день; как говорит мамочка, угощая ими своих подруг: «Что делать, приходится покупать дешевые продукты, копим на кооператив». Это чтобы жить не в коммунальной комнате, а в своей квартире, отдельно, без соседей. Подруги обычно понимающе кивают – он  все поголовно копят на кооператив и их семьи также терпеливо питаются картошкой с макаронами.
     Аська вяло ковыряет еду в тарелке, но, распробовав, обнаруживает, что «паста» приправленная  вкуснейшим оранжевым соусом ничуть не походит на серые клейкие комки, называемые макаронами, которые подают ей дома и в детском саду.
     - У ребенка хороший аппетит! - жизнерадостно констатирует мадам Прето. - Сейчас домой, отдохнуть и переодеться, а вечером - прием у ооочень интересных людей!
    Мадам говорит это, округлив глаза, и добавляет: «Доходы хозяина даже больше, чем мои! А дом - настоящий дворец».
   Аська так хочет посмотреть  дворец, что даже не спорит, когда ее укладывают спать после обеда. Она лежит тихонечко и ждет, когда начнут собираться «на прием», мерить нарядные платья и украшения. В спальне мягкая полутьма, легкий голубовато-сиреневый свет сочится сквозь многослойные газовые занавески, закрывающие почти всю стену, и ложится тончайшими лучиками на огромную кровать - в доме мадам Прето нет «детских», есть только «гостевые». В одной из них и помещается Аська. Справа от кровати зеркальная стена. Стена отодвигается, а за ней - волшебный шкаф: гардеробная, в которой можно ходить! Шкаф набит нарядами, а мадам, как-то раз случайно открыв его, удивляется: «Ну, надо же! А я даже и не помню, что в нем!»
     Пушистый белый ковер на полу, волшебный матовый ночничок у кровати. Хорошо все-таки жить у мадам Прето! Не то, что в детском саду, - вздыхает Аська, вспоминая.
     Вот уж куда точно никогда не хочется! Дождливыми мокрыми утрами или темными, страшными, морозными - Аська с неизменным ревом конвоируется в детский сад. Вставать - невыносимо. Кажется, что каждая клеточка тела противится насильному прерыванию уютного теплого сна. Аська путается в колготках, никак не может натянуть свитер, одежда не слушается и жутко колется, и Аська разражается плачем. Бабушка старается помочь, но только беспомощно мечется из комнаты в комнату. Мамочка сердится, она уже опаздывает, торопливо глотает кофе с бутербродами, приготовленными заботливой бабушкой. Аська пускается в длительное препирательство из-за брюк. Любимые - красные и с пряжечками - в стирке. Есть точно такие же, с пряжечками, но зеленые! Или красные, но без пряжечек! Мамочка ехидно замечает, что, по ее мнению, одежду иногда нужно стирать. Взрослым ни за что не объяснишь, что брюки без пряжечек - это совсем не то, что брюки с пряжечками! Зачем стирать, когда она только три раза за неделю упала в них с горки, ноет Аська. Наконец мамочка не выдерживает, надевает на извивающуюся и орущую дочь зеленые брюки, натягивает на нее шубку, нахлобучивает шапочку и, быстренько одевшись сама, тащит Аську к выходу по длиннющему коммунальному коридору. В коридоре рева умолкает: боится разбудить злобную бабку Елизавету Власьевну. Та потом год будет вспоминать, как «только под утро заснула, и на тебе - ор на всю ивановскую! А у нее бессонница!» Бабушка спешит следом: поскорее закрыть за ними дверь. По улице бредут сквозь мрак, стылый холод и сугробы, под заунывное Аськино подвывание. Мамочка строго молчит, ее губы плотно сжаты, всем видом выражает она недовольство поведением непослушной дочери. От этого Аська еще больше себя жалеет и ревет в полный голос. В разинутый рот летит холодная ледяная пыль. Но вот, тьма, наконец, обрывается желтым и теплым проемом двери детского сада. Они вваливаются внутрь вместе с клубами морозного пара и вдыхают знакомый и плотный (ни с чем не спутаешь) запах детсадовской еды. В маленькой прихожей многолюдно. Большие шары - взрослые - ворочаются в этой тесноте, извлекая из одежек маленькие шарики - своих детей. Снимаются шапки и варежки, разматываются платки, потом - долой галоши, валенки, многослойные свитеры, вязаные жилеточки… В результате маленькие шары превращаются в худосочных и бледных ленинградских деток с извечными темными кругами под глазами. Одежки перекочевывают в шкафчики - узкие-преузкие, и у каждого на дверце изображение овоща или фрукта. У Аськи - пупырчатый зеленый огурец, похожий на жабу (а хотела вишенку, так ведь не дали!). Большие шары - взрослые - прощальными добродушными улыбками провожают своих отпрысков, которых воспитательница уже подгоняет - завтракать. На завтрак – унылая вязкая каша, которую Аська размазывает ложкой. А впереди - целый день невыносимой скуки - день, спланированный кем-то по идеально однообразному распорядку: еда, гуляние, еда, сон, гуляние. И так будет вечно, независимо от дня недели, времени года, так будет всегда, пока есть детский сад, и время станет тянуться, словно резиновое, а Аська будет ждать, ждать, пока вечером не вернется за ней ее элегантная мамочка, чтобы вести домой ужинать.
        Вот, и сама не заметила – как заснула! А мадам Прето – уже тут как тут, одевая, обутая, нарядная, надушенная –  мы же на прием к принцу опаздываем!  Пятеро чернокожих служанок снарядили Аську молниеносно. А как приехали в гости - оказалось  и взаправду, самый настоящий дворец, словно на картинке. Такой у Аськи в книжке про Спящую красавицу. Мадам Прето не обманула!
     Пока взрослые обмениваются приветствиями и репликами о погоде и здоровье, Аська разглядывает причудливые башенки под остроконечными крышами, узорчатые стены, многочисленные лестницы и террасы с вазонами и статуями. Сад тоже прекрасен: аккуратно подстриженные деревья, идеальные белые дорожки и разноцветные благоухающие клумбы. И везде фонари –яркие, разноцветные, и лампочки - гирляндами! К мадам Прето подходит высокий, великолепно одетый, темнокожий кареглазый господин. Целует ей ручки, дружески обнимается с Франсуа.
        – А это наша очаровательная русская мадемуазель! – жизнерадостно восклицает мадам.
       Ей нравится представлять Аську своим приятелям. Сейчас модно интересоваться Россией и русскими, и темнокожий господин с улыбкой изучает Аську. Потом церемонно целует и ей руку и царственным жестом приглашает всю компанию в дом. Он - хозяин дворца. А еще он араб и принц, и у него три жены и шестеро детей. Все это сообщает Аське мадам Прето интригующим полушепотом. Аську терзают противоречия: она никогда не видела настоящего принца, но арабов она боится ужасно! Взрослые говорят – они развязали религиозную войну! Что такое «религиозная», Аська не знает, но что такое война слыхала много раз… Осторожно следуя за принцем она рассуждает на ходу:  допустим, воюют бедные арабы. Все просто! Они бедные, им плохо, вот они и воюют. А принц, у которого они сейчас в гостях, – богатый (это видно, да и мадам Прето так говорит)! А значит – воевать ему не нужно и сегодня ничего плохого не случится. Ободренная своими выводами, Аська радостно устремляется
вслед за взрослыми.
      Внутри дома – настоящее великолепие. Все розово-белое  с обильной позолотой. Белоснежные пушистые ковры – у Аськи ноги утопают по щиколотку, словно в траве. Длиннющие столы с крахмальными, до полу, скатертями украшены гирляндами живых цветов. Пестрая гостевая толпа плавно кружит, слышен смех и громкие голоса, звяканье серебра и фарфора, хрустальный перезвон бокалов. Взрослые проявляют чудеса ловкости – с тарелками и бокалами в руках они умудряются болтать, курить, целовать ручки дамам… Аська терпеть не может столь модный в этих краях «фуршетный стол», или попросту – «фуршет». Хочется нагрести побольше вкуснятины со стола, а неловкие детские ручки вечно все роняют и крошат. И потом: как, например, положить одновременно на тарелку самое любимое - салат «Оливье», курочку -гриль, клубничное мороженое и торт «Наполеон», а? Слуги в белоснежных перчатках так часто меняют блюда! Не успеешь оглянуться – уже лежит все нелюбимое, к примеру: жареная говядина с луком, салат  из помидор и рыба в ананасах! И еще: в одной руке тарелка, в другой вилка, а сок в стакане куда деть? Вздохнув, Аська начинает мучиться с деликатесами. Мадам Прето щебечет со знакомыми дамами, Франсуа – с мужчинами в курительной комнате, там подают кальян с каким-то особенным табаком. (Все равно дым горький и противный – Аська как-то попробовала хваленую сигару, когда взрослые зазевались). Аське не впервой самой себя развлекать, и она усердно налегает на любимый с детства «Оливье». Внезапно появляется оживленная мадам Прето: она хочет познакомить свою питомицу с хозяйскими детьми. Неохотно оторвавшись от салата, Аська идет вместе с ней к невысокой сухощавой женщине в форменной наколке – это горничная, которая проводит во внутренние покои, ведущие к детским комнатам. Оказывается, детишек к гостям не пускают, такие у них тут строгие правила (это Аська-везуха сидит со взрослыми до последнего гостя – мамочка не запрещает). Мадам Прето передает Аську на попечение сопровождающей и радостно растворяется в цветном водовороте шумной гостевой толпы.
       Разочарование захлестывает детское сердечко: взрослые будут веселиться до утра, а Аська будет уложена спать вместе с хозяйскими детьми - с маленькими принцами и принцессами!

Комментариев нет:

Отправить комментарий