понедельник, 27 января 2014 г.

Дарья Гальцова. "ИХ СУДЬБА СВЕЛА..."

Прадедушка.
То, о чём я буду писать, живёт в памяти нашей семьи почти сто лет. Был прошлый век, а мне кажется, что прошла целая вечность. И в том веке затерялась семья моего прадеда Богданова Константина Ивановича.
5 мая 1913 года в городе Полоцке Витебской области родился Богданов Константин Иванович. Это мой прадедушка по линии мамы. Его мать – полячка с красивым именем Винадора, отчеством — Сусоевна, фамилии не знаем. Отец – Богданов Иван Семёнович, русский по национальности. Как встретились двое молодых людей, мы никогда не узнаем. Почему русский и полячка жили в Белоруссии, тоже загадка. Хотя, это не удивительно. С восемнадцатого века, после трёх разделов, большая часть польских земель находилась под влиянием России. Только в 1918 году Польша получила независимость. И Белоруссия входила в состав России. Так что вполне реально, что после женитьбы молодая семья там могла жить. Ведь у России, Польши, Белоруссии в тот период была общая судьба.
Отец Кости погиб в 1914 году в Первой мировой войне.
В семье были ещё старшие дети: брат Яков и сестра Валентина. Мою бабушку назвали в её честь.
Когда Косте исполнилось семь лет, умерла мать Винадора Сусоевна. Дети остались сиротами. Что случилось со старшими – он не помнит. А его забрал дед Семён (по линии отца), который приехал из Новосибирска, станция Тяжино. Про родственников матери ничего не известно. Дед был из общины староверов. Там ребёнка полячки, у которой другая вера, не приняли. Дед с внуком вынуждены были странствовать с бродячими артистами, пока те находились на гастролях в Новосибирске и окрестностях. Они выполняли всё, что им скажут. Надо было выживать в сложившихся условиях. Костя пел, танцевал, участвовал в акробатических номерах, играл на ложках и заслонках. Даже в 65 лет он мог стоять на голове (моя мама это помнит).
Потом, когда артисты уехали, дед с внуком побирались, просили милостыню. Могли за кусок хлеба выполнить любую работу. Потом всегда прадедушка давал подаяния тем, кто находился за гранью бедности. Говорил, что знает, что это такое.
Когда умер дед Семён, Косте было 11 лет. Это был 1924 год. Он остался совсем один. Его определили в приют. Стал учиться в школе, потом в училище. Вступил в комсомол и начал продвигаться по этой линии. Был активистом, организатором. Достаточно образованный, культурный, общительный, с чувством юмора, заводила и лидер в компаниях. Константин всегда помнил, что в его жилах течёт польская кровь. Он мечтал найти своих родственников по линии мамы, но не знал, как это сделать.
А вот что дальше произошло в его жизни остаётся загадкой. Он об этом никогда не говорил, на эту тему в семье был, как бы наложен запрет. В конце 30-х годов он оказывается на Сахалине, в одном из лагерей для заключённых. Как он туда попал, при каких обстоятельствах, мы не знаем. Даже его жена не хотела говорить на эту тему. Она тоже там оказалась шестнадцатилетней девчонкой. А он был уже заместителем начальника базы по снабжению. Волей судьбы они встретились и их пути соединились. Испытали все трудности того времени. Константин опекал молодую девушку и при первой возможности отправил домой в село Бродовое Воронежской области. Она была уже в положении. И в 1946 году родилась моя бабушка Богданова Валентина Константиновна. Однако её родители встретились только в 1948 году. Только тогда Константин Иванович смог вернуться к семье.
Он разыскивал своих родственников и по линии отца и по линии матери несколько лет. Даже ездил в Москву. Никаких результатов не добился. Везде получал отказы в поиске. На запросы ответы не приходили.
Отца он совсем не помнил, а вот о матери всегда вспоминал с теплотой и любовью. С ней прожил всего семь лет, но говорил, что в нём многое от неё. Она была красивая, с грустными добрыми глазами. Звук её голоса он запомнил навсегда. Она пела ему колыбельные песни на польском языке. И он понимал этот язык, но потом, конечно же, забыл. Когда прадедушка об этом рассказывал, видно было, как дороги ему все воспоминания о том далёком времени. Мой прадедушка всю жизнь тянулся к той родине, далёкой, неизвестной, но такой родной и милой сердцу.
Это воспоминание о польских корнях, о жизни предка постоянно обрастало в семье новыми и новыми подробностями, которые собирались по крупицам. Эта семейная история стала для нас настоящей легендой, и, я уверена, будет передаваться из поколения в поколение. Мне о ней рассказали бабушка и мама, и я тоже сохраню её для потомков.
Прабабушка.
Моя прабабушка Коконова Александра Петровна отбывала срок в лагере на Сахалине. Ей было в ту пору 16 лет. Попала туда по ошибке, а отсидела до конца.
Она родилась 24 октября 1925 года в селе Бродовое Аннинского района Воронежской области. Мать, Дарья Лукьяновна, умерла рано, Шуре было 10 лет. Отец Пётр Трофимович женился второй раз, ведь было трое детей, одному тяжело их поднимать. Мачеха была постоянно недовольна чем-то, злилась, что много работы в доме. Заставляла детей помогать. Вот и Шуре приказала вынуть из печки чугунок со щами. Девочка поспешила выполнить задание, но не удержала скользкий чугун и все кипящие щи вылила на себя. Мачеха не только не пожалела девочку, а ещё и побила, что пролила весь обед. Когда отец вернулся с работы и обо всём узнал, то выгнал злобную жену. Но через полгода снова женился. Женщина попалась хорошая, добрая, работящая. Жалела сирот и чем можно баловала. Всю жизнь прожила с ними. Помогала воспитывать внуков и правнуков. Вот какие разные люди бывают. Хорошо, что встречаются в жизни не только злые и недовольные, но и отзывчивые.
В 1942 году из села Бродовое забирали девушек рыть окопы под городом Борисоглебском. Они в сопровождении начальников отправлялись на такие работы. Александре было только 15 лет, но она тоже туда попала. Работа оказалась трудная и страшная. Были бомбёжки, рядом гибли подруги. И однажды в такую бомбёжку девчата бросились бежать. В суматохе затерялись и решили не возвращаться назад. Отправились домой, в деревню. Через несколько дней вернулись в село. Думали, что всё, спаслись. Ошиблись. нагрянули военные и всех сбежавших арестовали. Забрали в крытых машинах. Всех вместе осудили, приговорили к лагерным работам. Везли на поезде до Владивостока. Потом отправили на остров Сахалин, в один из лагерей для заключённых. И только, когда привезли на место начали поверку. Читали фамилии, заполняли документы.
Среди всех привезённых не было девушки с именем Таисия Морозова. Зато была нигде не записанная Александра Коконова. Начальство начало разбираться. Оказалось, что ещё в селе Бродовое был осуществлён подмен. Таисия Морозова была дочерью председателя колхоза. И ей было уже 18 лет. Именно её записали на рытьё окопов. Но влиятельный родитель спас дочку. Вместо неё сказал ехать моей прабабушке. А ей только 15 лет. Семья погоревала, да делать нечего, пришлось расставаться.
Когда начальники разобрались, то всё — равно не отправили девушку домой. Сказали, что дорога дальняя, мало ли что может случиться. Кто тогда за неё отвечать будет? Лучше пусть здесь останется, спокойнее. Проявили, можно сказать, «заботу». И девушка, которой только исполнилось 16 лет, перенесла на своих хрупких плечах все невзгоды и лишения лагерной жизни. Сколько отдано сил и пролито слёз! Всё испытала: и грубость обращения, и тяготы работы.
Но вот стал на неё заглядываться молодой мужчина Константин. Почти на 10 лет старше. Страшно было отвечать взаимностью на его чувства. Молодая, всё в первый раз. Но решилась, человек оказался хороший. Почти пять лет они прожили в лагере вместе. Так как она была по ошибке заключенная, ей разрешили отдельное жильё. Константин старался облегчить ей жизнь все эти годы. И, как она говорила, у него получалось.
Летом 1946 году она вернулась домой. Родственники уже и не надеялись увидеться. А 7 сентября она родила дочь, мою бабушку. И ещё почти два года жила ожиданием. Константин вернуться к ней пока не мог. И только в 1948 году семья наконец-то воссоединилась. Они зарегистрировались после рождения сына.
Вместе.
Всю оставшуюся жизнь Константин Иванович и Александра Петровна прожили в деревне. Они воспитали троих детей: дочь Валентину (мою бабушку), сына Владимира и дочь Надежду. Дети выросли, получили образование, разъехались по стране. У каждого своя семья. Дети, благодарны родителям за любовь и заботу. Каждый праздник собирались вместе, это были лучшие дни престарелых родителей.
Константин Иванович всегда всем помогал в деревне. Работал в колхозе скотником. Около него постоянно были люди: анекдоты, побаски, шутки – всё во время и к месту. Односельчане называли его не иначе, как по имени и отчеству.
Александра Петровна всю жизнь трудилась на колхозном поле, была занята на прополке свёклы. Добрая, весёлая, отзывчивая – такой осталась в памяти односельчан.
Умер Константин Иванович в 1979 году в возрасте 66 лет от тяжёлой болезни. Александра Петровна пережила мужа на семь лет.
Судьба, которая выпала прадедушке и прабабушке, тяжёлая и горькая. Но они нашли в себе силы справиться со всеми напастями, не разозлиться на страну и весь мир, на свою долю. А прожили жизнь честно и открыто. Мы, их дети, внуки и правнуки можем гордиться такими предками.
Мне сейчас только 15 лет. Как говорят взрослые, трудный возраст. Но я чувствую себя ответственной перед следующими поколениями за сохранение и передачу этой семейной истории. Мои дети и внуки обязательно узнают о Константине Ивановиче и Александре Петровне.

Комментариев нет:

Отправить комментарий